Смерть Христа, Жизнь Христианина

Публикуем проповедь Святого Хосемарии о Смерти Иисуса.

Аудио святого Хосемарии
95

Эта неделя, которую народная традиция именует Страстной, дает нам повод созерцать и переживать последние минуты земной жизни Христа. Благочестивые обычаи этих дней устремлены к Воскресению Христову, которое, по слову апостола Павла, есть основа нашей веры [ См. Рим 8, 17]. Не будем, однако, торопиться, проходя этот путь. Не будем забывать о той простой реальности, которую мы иногда не понимаем: мы не примем участия в Воскресении Господа, если не соединимся с Ним в Его Страданиях и Крестной Смерти [1 Ин 4, 8]. Чтобы сопровождать Христа в Его Славе на исходе Страстной недели, необходимо прежде войти вместе с Ним в Его Жертву и стать одной плотью с Ним, умершим на Голгофе.

Щедрый дар Иисуса противостоит греху, поверить в реальность которого тем труднее, чем он очевиднее, - тайне беззакония,“mysterium iniquitatis”, необъяснимому озлоблению твари, которая в своей гордыне восстает против Творца. Эта история столь же стара, как и род человеческий. Вспомним падение наших прародителей и ту цепь беззаконий, которая тянется из рода в род вплоть до наших личных восстаний и бунтов. Нелегко измерить зло, которое содержится в грехе, и постичь все то, что говорит нам вера. Вспомним: даже в отношениях между людьми считается, что тяжесть оскорбления пропорциональна званию оскорбленного, его личным качествам и достоинствам. А если человек оскорбляет Бога? Если тварь отрекается от Творца?..

Но Бог есть любовь [ См. Ин 4, 34]. Пропасть беззакония и лукавства, созданная грехом, покрывается безмерной Любовью. Бог никогда не оставляет Своих людей. Он знает, что жертвы Ветхого Завета не в состоянии искупить наши ошибки и восстановить утраченную гармонию, что нужно самопожертвование Человека, который был бы в то же время и Богом. Чтобы хоть как-то приблизиться к этой непостижимой тайне, вообразим, что Пресвятая Троица в постоянном любовном общении трех Ипостасей держит совет и решает от века, что единородному Сыну Отца должно воспринять нашу человеческую природу, взять на Себя все наши слабости и скорби и принять смерть на древе Крестном.

Пламенное желание исполнить спасительный замысел Отца наполняет всю жизнь Иисуса со дня Его Рождества в Вифлееме. Он повторял ученикам в течение всех трех лет совместного с ними пребывания, что Его пища есть творить волю Пославшего Его [ Ин 19, 30]. К вечеру Страстной Пятницы Его Жертвоприношение свершилось: И, преклонив главу, предал дух [См. Рим 3, 24; Евр 10, 5; Ин 7, 39]. Этими словами апостол Иоанн описывает смерть Христову: Иисус умирает под тяжестью Креста всех людских беззаконий, всех наших грехов.

Будем созерцать Господа, Который изранен от подошвы ноги до темени головы из любви к нам. Видя Христа, Который сделался недвижным трупом, снятым с Креста, видя израненного, оборванного Иисуса на руках Его Матери, мы могли бы решить, что эта сцена - ясное доказательство поражения... Где толпы, которые за Ним следовали? Где Царство, установление которого Он предвещал? И все же это не поражение, но победа: время Его Воскресения и явления во Славе, которую Он завоевал послушанием, никогда не было так близко, как в этот час скорби.


96

Смерть Христова призывает нас к полноте христианской жизни

Мы только что снова пережили драму Голгофы - то, что я назвал бы первой и главной Литургией, отслуженной Христом. Отец предает на смерть Сына. Иисус, единородный Сын Бога, обнимает древо, на котором примет мучения. Его жертва принята Отцом. Как плод Креста Святой Дух изливается на все человечество [1 Петр 2, 5].

В трагедии Страстей Христовых наша жизнь, а также история всего человечества обретают свое истинное значение. Страстная неделя не сводится к одному лишь воспоминанию. Она есть созерцание тайны Христа, которая продолжается в наших душах. Христианин обязан стать “alter Christus, ipse Christus”, другим Христом, Самим Христом. Крещение возвело нас в сан священников нашего собственного бытия, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом [ Рим 16, 15], и совершать любое из наших дел в духе послушания воле Божией, продолжая во веки миссию воплотившегося Бога Сына.

Эта реальность заставляет нас по контрасту вспомнить о наших личных слабостях, о нашем ничтожестве. Но признание своей греховности не должно превращать нас в скептиков, отказавшихся от великих идеалов и высоких душевных стремлений. Ибо Господь любит нас такими, какие мы есть: участниками Его жизни, ведущими борьбу за достижение святости. Святость! Как часто мы произносим это слово, забывая о его значении. Для многих это не конкретная цель, не живая реальность, но некий недостижимый идеал, общее место аскетической литературы. Совсем иначе думали первые христиане, так просто и естественно называвшие друг друга святыми:Приветствуйте Филолога и Юлию, Нирея и сестру его, и Олимпана, и всех с ними святых [Флп 4, 21]; приветствуйте всякого святого во Христе Иисусе [ См. Мф 5, 13-14].

Сейчас, когда Иисус уже умер, а слава Его триумфа еще не явлена, настало лучшее время для испытания наших стремлений к христианской жизни и святости. Мы смотрим на наши слабости и с верой во власть Божию принимаем решение вложить любовь во все дела нашей жизни. Опыт греха должен вести нас к сокрушению сердца, к более зрелому и глубокому решению быть верными, уподобиться Христу воистину и упорно продолжать ту священническую миссию, которую Христос поручил всем Своим ученикам: быть солью земли и светом мира [ Лк 14, 26].


97

Думать о Смерти Христовой - значит принимать всерьез наш повседневный долг и ту веру, которую мы исповедуем. Страстная неделя не может быть священным промежутком в контексте жизни, заполненной исключительно земными интересами. Она должна быть путем в глубину Любви Божией для тех, кто словом и делом являет ее пред всеми людьми.

Но Господь ставит условия. Об одном из них сообщает святой Лука - и мы не можем обойти его молчанием: Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником [1 Ин 3, 18]. Жестко сказано. Конечно, слово “ненавидеть” не выражает адекватно мысль Иисуса, которая не сводится также и к тому, чтобы любить меньше, как толкуют иногда эту фразу, стараясь ее смягчить. Эта резкая констатация страшна не потому, что предполагает негативное или беспощадное поведение. Ведь это сказал Тот же Иисус, Который приказывает любить ближнего как самого себя и полагать душу свою за людей. Он просто показывает, что в отношениях с Богом невозможны половинчатые решения. Мы могли бы понять Его так: любить больше, любить лучше, не эгоистической и легкомысленной, но Божией любовью.

Вот о чем идет речь. Обратим внимание на последнее из требований: если кто... не возненавидит... самой жизни своей. Вот чего ждет от нас Господь. Кто заботится только о личных удобствах, сосредотачивая на себе чужое бытие или бытие всего мира, тот не в праве называться христианином и считать себя учеником Христовым. Надо отдать себя без остатка, не словом или языком, но делом и истиною [ Лк 14, 27]. Любовь Божия призывает нас нести свой Крест, чувствуя на своих плечах бремя грехов всего человечества, и исполнять каждому в своей профессии и жизненном статусе точный и полный любви Замысел Отца. В том месте Евангелия, о котором мы размышляем сегодня, Иисус продолжает: И кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником [1 Петр 2, 9].

Примем без страха волю Божию, примем без колебаний решение строить свою жизнь в согласии с тем, чему учит нас и чего требует от нас наша вера. Неизбежны борьба, страдания и боль - но если мы верим воистину, то никогда не будем несчастны. Даже в скорби, даже оклеветанные, мы обретаем счастье и любовь к ближним, чтобы и они участвовали в нашей сверхъестественной радости.


98

Христиане перед лицом Истории

Быть христианином - не титул, но сущность, из которой рождается миссия. Раньше мы вспоминали о том, что Господь призвал всех христиан быть солью земли и светом мира. Опираясь на этот призыв и тексты Ветхого Завета, апостол Петр точно определяет миссию последователей Христа: Вы - род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет [См. Ин 14, 2].

Быть христианином - не случайность, но божественная реальность, которая укрепляется в самых глубинах нашей жизни, даруя нам ясное видение и твердость решения жить по воле Божией. Так мы учимся, что паломничество христианина в миру должно стать постоянным служением, которое проявляется по-разному (ибо зависит от личных обстоятельств каждого), но всегда - во имя любви к Богу и ближнему. Быть христианином - значит действовать, не думая о таких мелочах, как честолюбие и престиж, а также о том, что кажется куда более возвышенным и благородным: о благотворительности, например, или о сочувствии чужому горю. Единственной основой наших поступков должны стать размышления о глубинном смысле той любви, которую явил Христос, умерев за нас на Кресте.

Не всем христианам удается проникать в эту тайну Иисуса. Например, те, кто видит в христианстве лишь совокупность благочестивых обычаев, не понимая их связей с повседневной жизнью, с той готовностью, с которой мы должны спешить на помощь ближнему и противиться несправедливости.

Я бы сказал, что люди с такой ментальностью еще не поняли, что значит Воплощение Сына Божия, принявшего тело, душу и голос человека, чтобы разделить нашу участь вплоть до высшего и страшного опыта смерти. Может, и не желая этого, они смотрят на Иисуса как на чужого среди людей.

Другие, напротив, думают, что во имя человечности следует умолчать о некоторых основных характеристиках христианского учения. В молитвенной жизни, в постоянном общении с Богом они видят бегство от ответственности, уход от мира, забывая, что именно Иисус явил образец любви к людям и самоотверженного служения им. Только углубившись в тайны любви Божией - той любви, которая идет до самой смерти, мы сможем отдавать себя другим без остатка, не впадая в равнодушие и не боясь трудностей.


99

Вера в Христа умершего, воскресшего и пребывающего в каждой минуте нашей жизни просвещает нашу совесть, призывая к участию всеми силами в истории человечества. Христианин - не апатрид в той истории, которая началась с сотворения мира и будет длиться до скончания веков. Он гражданин града земного, с душой, жаждущей Бога, любовь Которого открывается ему уже на этом, земном этапе, а с ней - и цель призвания всех людей, живущих на земле.

Если мой личный опыт имеет хоть какое-нибудь значение, то я могу сказать, что всегда понимал свою священническую, душепастырскую работу как задачу, цель которой - поставить каждого человека перед всеми требованиями его жизни, помогая ему открыть то, чего ожидает от него Господь. Эта конкретность не ставит границ той святой независимости и благословенной личной ответственности, характеризующим христианское сознание. В основе этого поведения и этого духа - уважение к запредельности Богооткровенной истины и любовь к свободе человеческой твари. Я мог бы добавить, что оно основывается также и на уверенности в том, что история не предопределена, а открыта тем многочисленным вариантам, которым Господь не хочет препятствовать.

Следовать за Христом - не значит убегать от мира в храм, пожимая плечами при упоминаниях о развитии общества, об успехах или заблуждениях людей и народов. Христианская вера, напротив, помогает нам видеть мир как творение Господа и поэтому ценить все благородное и прекрасное, признавая достоинство любого из людей, сотворенного по образу Божию, и восхищаясь особым даром свободы, который делает нас хозяевами наших поступков, способными, с помощью благодати Божией, созидать наше вечное блаженство.

Свести веру к земной идеологии - значит преуменьшить ее, поднимая религиозно-политический флаг, чтобы осудить, якобы с благословения Божия, тех, кто не разделяет наших мнений о проблемах, которые по самой их природе можно решить по-разному.


100

Углубить смысл смерти Христовой

Это отклонение от темы предпринято с единственной целью: напомнить, что христианская жизнь обретает свое значение в Боге. Люди не были сотворены для того, чтобы создать самый справедливый мир, какой только можно вообразить. Мы были поставлены на земле, чтобы вступить в общение с Богом. Иисус обещал нам не преходящие удобства и земную славу, но обители в доме Отчем, ждущие нас в конце пути [ Мк 16, 6].

Литургия Страстной Пятницы содержит чудесный гимн: “Crux fidelis”. Он призывает нас воспевать и праздновать славную борьбу Господа, трофей Креста, чудесный триумф Иисуса. Искупитель мира побеждает, принося Себя в жертву. Бог, Господин всего сущего, утверждается не силой оружия или земной властью Своих ближних, но величием Своей беспредельной любви.

Господь не сводит на нет человеческую свободу - напротив, именно Он эту свободу дарует. И поэтому ждет от нас не вынужденных ответов, но решений, исходящих из самой глубины наших сердец. Он хочет, чтобы знающие нас люди увидели за нашими личными слабостями, ошибками и лишениями эхо любовной драмы Голгофы. Мы получили от Бога все, что у нас есть, чтобы быть солью, придающей вкус, и светом радостной вести: Бог есть Отец, безмерно любящий Своих детей. Христианин - соль земли и свет миру не потому, что всегда побеждает, а потому, что свидетельствует о любви Божией. Как соль не будет солью, если не сможет солить, так и христианин не будет светом, если не станет свидетельствовать об Иисусе примером своей жизни и познанием учения Христова. То есть - если утратит все, что составляет суть и смысл его жизни.


101

Мы должны глубоко усвоить то, что открывает нам Смерть Христова, не останавливаясь на внешних формах и стереотипных фразах. Необходимо воистину погружаться в сцены Евангелия, в которых мы живем в эти дни: скорбь Иисуса, слезы Его Матери, бегство учеников, мужество святых жен, смелость Иосифа и Никодима, которые просят у Пилата Тело Господа...

Приблизимся к Иисусу мертвому, к этому Кресту, который виден на вершине Голгофы. Приблизимся к Нему с той внутренней сосредоточенностью, которая есть знак христианской зрелости. Божественные и человеческие события Страстей Господних проникнут в нашу душу как слово, которое говорит нам Бог, чтобы снять покров с тайн наших сердец и открыть нам то, чего Он от нас ожидает.

Много лет назад я видел картину, которая запечатлелась в моей памяти. Она изображала Крест Христов, а рядом с ним - трех ангелов. Один из них безутешно плакал, другой держал в руке гвоздь, словно желая убедиться, что все это правда, а третий был погружен в молитву. Это - программа, всегда актуальная для каждого из нас: плакать, верить, молиться.

Стоя перед Крестом, будем страдать за наши грехи и грехи всего человечества, приведшие Иисуса к смерти. Будем веровать, чтобы проникнуть в чудесную истину, превосходящую любое разумение, и восхититься любовью Божией. Будем молиться, чтобы жизнь и смерть Христовы стали примером в нашей жизни и стимулом нашей щедрости. Только тогда мы сможем называться победителями, ибо победит в нас Воскресший, и обратит смерть в жизнь.